Автор: Tatiana Nezhinskaya
15 Ноя. 2019

Алексей и Юлия Юзефовы: синергия прагматичного мышления и творчества

Позволю себе немного лирики. Это интервью подарило мне встречу с людьми, которые действительно любят и понимают друг друга. Результатом этого большого чувства неминуемо становится успех, успех во всем: в бизнесе, в семье, в полете. Алексей и Юлия – это воплощенная гармония! Мне очень жаль, что читатели не услышат то, как именно они рассказывали свои истории, как шутили, не увидят, как смотрели друг на друга мои герои. Только видео дополненной реальности и фото могут отчасти компенсировать и передать атмосферу. Кроме того, советую поехать в ресторан Yellow Planе – в нем действительно ощущается атмосфера счастья.

У вас есть собственный самолет – это оригинальное решение проблемы, но дорогое для Украины. Как научиться так креативно и нестандартно мыслить? Как приходят такие смелые идеи вам в голову?

Юля: У нас генератор идей – Алексей, а я просто не мешаю ему воплощать эти идеи в жизнь. По поводу того, как научиться… Не знаю. Наверное, с этим надо родиться. Может быть, нас так воспитали – не мешали что-то придумывать.

Алексей: Думаю, это синергия. У меня есть прагматическое мышление, а у Юлечки – ветрено-творческое. Когда это объединяется, получаются действительно интересные вещи.

Юля: А иногда и серьезные «зарубы». Потому что художник так видит, а это совершенно не коммерческое что-то. Так начинаются споры.

И как вы их решаете?

Юля: Потом мы делаем так, как я хочу. А как еще мы можем это решить? Даже когда это невозможно, мы все равно делаем.

Алексей: Нет ничего невозможного. Конечно, любому здравомыслящему человеку свойственен страх – страх перед полетом, страх перед началом строительства ресторана, страх перед покупкой самолета. Просто надо, с одной стороны, взвешивать все «за» и «против», а с другой – отважиться и рискнуть. Я бы сказал так: должен быть риск со здравым смыслом.

Но риск, он же не только в удовольствие. Разные проблемы все же возникают. Какие бы вы назвали плюсы и минусы того, что у вас такой стиль жизни?

Юля: Моя жизнь вообще не скучная и не однообразная. Мне не приходится придумывать себе развлечения. Постоянно есть какие-то поводы для развития и какие-то возможности. Пусть даже на небольшие расстояния, но можно попутешествовать – зарядиться новыми эмоциями и позитивом. Это очень здорово, это большой плюс! Опять-таки, иногда приятно ощущать себя хозяйкой пусть небольшого, но ресторанчика, даже загородного комплекса. Не с точки зрения «нос задирать», а с точки зрения того, что ты это создал. Мне нравится, что я могу прийти в ресторан, заняться творчеством, и мне не надо, например, макеты с заказчиками утверждать. Или же я могу прийти и приготовить что-то новое на кухне с командой.

Алексей: Я не вижу никаких минусов, я вижу только плюсы. У нас есть интересное хобби, у нас есть интересный бизнес, у нас красивый бизнес. Он приносит удовольствие и творчество Юлечке, он приносит нашей семье доход. Мы можем похвастаться тем, что вечером мы можем сесть в свой маленький самолет и полететь в Болгарию, например.

Я знаю, что не только Юля занимается творчеством. Я проанализировала ваши мероприятия в ресторане и поняла, что происходит очень много музыкальных событий – это же ваша территория?

Алексей: Это хобби. У нас есть «гаражная группа», как я это называю. Мы играем все то, что хотели играть в детстве, но не имели возможности, а теперь даем пару концертов в год для друзей. Но благодаря этому хобби мы развиваем музыкальное направление на Yellow Plane. Лично мне очень интересно видеть, как мальчишки и девчонки, которые приезжали к нам «зелеными» кавер-бэндами, теперь собирают мини-стадионы. Мы видели их развитие, и они по-прежнему с удовольствием приезжают к нам. И на тех же условиях.

А вы в полете слушаете музыку?

Алексей: В полете мы слушаем диспетчера. К сожалению, в полете не до музыки – постоянно надо держать ухо востро, чтобы не пропустить важную информацию.

Это сложно – летать?

Юля: Мне – нет, я позитивный, жизнерадостный пассажир.

Алексей: У нас есть фотография, мы на недавнем слете авиаторов малой авиации выиграли номинацию «Небесные сны». На фото: я рулю, а Юлечка и ее подруга сладко спят. Поэтому им несложно летать. А что касается меня, то скорее нет, чем да. Наверное, один человек из десяти не сможет сидеть за штурвалом. Это не сложнее, чем водить машину.

Скажите, какая самая сумасшедшая история вашего полета?

Алексей: Наверное, все та же Болгария, которую я вспомнил. Мы сидели, делали шашлык, и у кого-то из компании возникла идея: а давайте слетаем на море! Вечером мы решили, а через день уже купались в Бургасе.

А в Одессе Черное море вас не устроило?

Алексей: Нет, это неинтересно. Что Одесса? Полтора часа – и ты там. А тут границы – надо сесть в Румынии и дозаправиться, тут целая история. Это международный полет со всеми вытекающими  последствиями.

 А какие ощущения пассажира?

Юля: Я гордо называю себя «второй пилот Дринкинс» (ред.: тележурнал «Каламбур»), потому что я могу ассистировать – подержать планшет или дать бутерброд. У нас серьёзная авиакомпания, мы не лоукост – у нас на борту кормят, а тем, кто не за штурвалом, могут даже напитки предложить. Конечно, я наслаждаюсь видами и пейзажами; очень красивые фото получаются. А еще я могу в прямом смысле слова потрогать облака – они такие приятные на ощупь, как вата.

Я с вами просто постигаю мир неизведанного, но давайте немного отвлечемся от темы полетов. Я знаю, что у вас есть еще и семейный бизнес – ресторан Yellow Plane. Многие пары занимаются разными делами, чтобы днем отдыхать друг от друга, а вечером радоваться встрече. Вы, как я понимаю, вместе 24/7?

Алексей: Если быть точными, у нас есть разные бизнесы. Основополагающий бизнес – это диджитал-агентство Lemon.ua, тоже совместное. И дабы все-таки друг от друга отдыхать, мы периодически разделяем обязанности: Юлечка больше занимается рестораном, а я – агентством.

Юля: Но мы пересекаемся и там, и там. Это (ред.: указывает на Алексея) – мой директор. Мне даже пожаловаться некому, обычно же мужу на руководство жалуются. А я могу только на Facebook из друзей его удалить, но и это не точно. Как-то умудряемся мы столько лет быть вместе.

Так в чем же секрет?

Юля: Мы научились друг другу уступать. Мне кажется, главное – вовремя промолчать, а потом уже решать все проблемы.

Алексей: Для каждого человека есть свой идеал, для меня это Юличка.

Скажите, что нужно делать и чего желательно не делать в семейном бизнесе?

Алексей: Есть несколько принципов. Первый – главенствующий: если возникает конфликт личных отношений и бизнеса, нужно пожертвовать бизнесом, каким бы рисковым или убыточным это ни было. Второй: надо идти на уступки. Практика показывает, что в большинстве случаев то, что кажется уступкой или неправильным решением, в итоге оказывается максимально верным. Третий: надо иметь границу. То есть надо понимать, что когда ты переступаешь порог дома, бизнес должен заканчиваться. Во всяком случае, к этому надо стремиться.

Юля: Еще было бы правильно разграничить зоны ответственности в бизнесе – научиться мириться креативщику и прагматику. Например, если есть кухня, то не нужно вмешиваться в состав салата человеку, который руководит рестораном в целом. И наоборот.

Алексей: Здесь есть право последнего слова. Разграничить обязанности – это не значит, что никто ни во что не вмешивается, но право финального решения лежит на ком-то одном. Должна быть четкая граница: эти решения – на мне, а вторая половина – за тобой.

У вас очень уютное и приятное место. Для читателей поделюсь своим впечатлением: едешь по шумной трассе, затем сворачиваешь и попадаешь в тихую гавань – в зону комфорта. Хочу спросить: чтобы создать такой комфорт, необходимо особое внутреннее состояние, наверное?

Юля: Мы делаем так, как приятно нам. Если нам приятно здесь находиться не потому, что это работа, то, наверное, это правильный подход.

Алексей: Дело еще и в том, что мы много путешествуем и имеем возможность подсматривать то, что нам нравится. Светлое помещение, деревянная мебель, минималистический потолок – все это мы где-то подсмотрели. И когда «с миру по нитке», когда мы собрали все это, то получилось заведение, которое нам нравится.

Быть в ресторане и не спросить о еде – преступление. Расскажите, какая у вас кухня?

Юля: У нас простая еда, так как мы все-таки находимся на трассе. Очень сложно сказать, что самое вкусное – всё очень индивидуально. Наш сын Андрей любит салат, – практически «Цезарь», но с нашими изменениями. Так вот, сын попросил как-то по-особенному его назвать, и мы в меню написали «Андро». А младшая дочь очень любит моцареллу с помидорами, и в меню мы назвали блюдо «Моцарелла Мама-Мария».

Алексей: Я бы не назвал наше меню простым. На самом деле, оно выстрадано методом проб и ошибок, потому что нам надо в нем совместить много казалось бы несовместимых факторов. Нужно, чтобы оно было надежным, потому что люди едят в дороге. А с другой стороны, меню должно быть оригинальным. И, конечно же, играет роль вопрос цены и красивой подачи. Поэтому на сегодняшний день наше меню – это результат двухлетних мозговых штурмов и улучшений.

Юля: У нас никто не останется голодным: есть мясные блюда, есть вегетарианские. Кроме того, мы категорически Pet-friendly: к нам можно заходить с собаками – для них тоже есть мисочка.

И напоследок: какой вопрос я вам не задала, а вам хотелось бы на него ответить?

Алексей: Я не то чтобы хотел ответить на этот вопрос, но напряженно готовился к вопросу о деньгах, искал на него изящные ответы… А сейчас я приятно удивлен, что этого не было.

А хотелось бы рассказать о французе. Все, что вы видите в нашем ресторане из дерева, в том числе и домики шале для гостей, сделано настоящим французом. Он познакомился с нашей украинской девушкой и, наверное, вопреки ее планам, переехал сюда жить. Однажды он случайно зашел к нам и был удивлен, что тут говорят на английском. Рассказал о том, что он очень хороший столяр и что его никто не понимает: он хочет сделать красиво, а всем надо дешевле и проще. Мы его пригласили, и я ни на секунду не пожалел об этом решении. У нас появился во всем строительном хаосе кусочек Европы. Ровно в восемь он появлялся и до пяти делал свое дело, без лишних вопросов и всегда вовремя. Филипп стал неожиданным «лучом солнца» в «грозовом облаке» строительства.

Юля: А я удивлена, что вы не спросили о том, можно ли с нами полетать?

А можно?

Юля: Конечно, полетаем!

Photo: Oleksandr Serbinov
Filming & editing: Влад Пустовит
Translation: Global Translation Services 1+1
Production: Million production
Location: Yellow Plane

Просмотров: 459

Рекомендуем почитать

В моде интеллект: пять стартапов, меняющих fashion-индустрию

Люк Эванс новое лицо Versace

Менше дієт та пластичної хірургії в Instagram